Бортовой журнал

Бортовой журнал » 2009 » Июль » 4

Кировабад

Доносившаяся откуда-то из далека настойчивая трель дверного звонка становилась отчетливей, и наконец до меня дошло, что это не во сне, а на яву. В квартире было прохладно и вставать из постели не хотелось. Собрав всю волю в кулак я встал, бросил взгляд на часы было 4 часа утра, спотыкаясь о детские игрушки прошел в коридор, размышляя на ходу, кому это могло прийти в голову , в такую рань в воскресенье ломится ко мне в квартиру, открыл дверь. На пороге стоял посыльный с озабоченным видом он сообщил – Тревога! - и побежал на верхний этаж прерывать еще очередной безмятежный сон. 
Я быстро умылся, запрыгнул в летный комбинезон, на ходу снял с вешалки куртку и уже через пять минут стоял на остановке улицы Рамигалос – месте сбора по тревоге в ожидании дежурной машины. 
Прибыв на аэродром, получил в секретной библиотеке портфель с полетными картами, добрался до самолета. Тишину ночного аэродрома разрывали оглушительные звуки запускаемых вспомогательных силовых установок, в узких кругах авиаторов – ВСУ. 
Занял рабочее место в кабине, включил рацию стал прослушивать радиообмен, попутно размышляя о военном дебилизме. Сколько можно играть в войнушку, вторая "учебная тревога" на этой неделе, 4 часа утра, воскресенье, не ужели отцам командирам не чем больше заняться кроме повышения боевой готовности полка. В душе еще теплилась надежда что вот-вот прозвучит команда отбой, и вернувшись домой удастся еще немного поспать и провести остаток выходного дня в кругу семьи. Но этой надежде не суждено было сбыться, потому что в наушниках я услышал запрос экипажа командира полка на запуск, а вслед за ним и других экипажей в очередности, согласно боевого расчета, который доводился на кануне выходных, и ответы руководителя полетов о разрешении запуска.

В боевом порядке полка мы взлетели в районе 5 часов утра и взяли курс на Кировабад (Гянжа). Каждому летчику военно-транспортной авиации, название этого города знакомо до головной боли, сколько тонн коньяка по абсолютно бросовым ценам было вывезено с этого аэродрома за время перестройки известно только Господу Богу. Сколько было продано и сколько выпито, этого божественного напитка, летчиками славной военно-торговой авиации, представить практически не возможно! Однако перелет в Кировабад был омрачен одним очень серьезным обстоятельством, никто не взял с собой тары. 
Обычно, о том что будет осуществляться переброска войск в район нагорно-карабахского конфликта, личный состав узнавал как минимум за двое суток, и как правило все время оставшееся до вылета в полку стояла невообразимая суета. Люди носились по гарнизону в поисках тары, собирали деньги, составляли списки, кто сколько сдал денег, и кому сколько привезти коньяка, какого качества и по какой цене. В самолеты загружались бочки, канистры, банки В этот раз все было по-другому, и все время перелета прошло в грустных мыслях и сожалении о том, что в этот раз не удастся пополнить собственные винные погреба, да и заработать немножко деньжат, на перепродаже спиртного, местным подпольщикам - разливающим второсортный азербайджанский коньяк в бутылки под лейблом "Белый Аист", тоже не удастся. Уже в полете нам сообщили, что летим мы эвакуировать русскоязычное население в связи с беспорядками в Азербайджане. 
Перелет прошел прекрасно по всему маршруту погода 1000000х1000000, а вот после посадки начались приключения. 
Ну, во-первых, нас никто не ждал, во-вторых, никакое русскоязычное население никто не обижал, и эвакуироваться оно ни куда не собиралось. 
Командир полка пытался выяснить на КП ВТА кто послал полк так далеко и главное зачем, да еще в воскресный день но на все эти вопросы ответов не было, и с КП поступил приказ разместиться на ночлег в Кировабаде и ждать команды, вроде какой то груз должны подвезти.

Абсолютно понятно, что разместить в нормальных условиях в такой дыре более двухсот человек, не возможно! Но та разрушенная казарма больше напоминающая разрушенную конюшню, в которой нам предложили провести ночь, поразила воображение даже у видавших виды летчиков 128 гвтап. 

После того как расставили кровати, получили то, что называлось постельным бельем, и одеялами и вкрутили пару лампочек – стало понятно, что нужно подумать о чем-нибудь согревающем внутрь. К ночи температура понизилась до минусовой, как никак горы. Ком полка дал команду скинуться по рубчику и послать гонцов за легендарным кировабадским коньяком. 
Дело в том что в прошлый прилет мне мои друзья заказывал бутылочный коньяк, и я сбился с ног в его поисках, но нашел у одного прапора, в местном автопарке подпольный магазин ну и соответственно вызвался обеспечить личный состав огненной водой. В помощь мне дали одного тамбовского выпускника Виталика Мельникова, и Олег (по этическим причинам не называю подлинное имя и фамилию нашего однокашника) тоже вызвался нам помочь. 

В общем когда мы выбрались из сарая, на улице уже было темно, и мы в кромешной темноте двинулись в сторону автопарка. Для того что бы туда попасть нам надо было преодолеть пустырь, так как никакого освещения не было предусмотрено ,дорогу мы выбирали наугад , пробираясь сквозь заросли кустарников и пересохшей прошлогодней травы. Вдали виднелся слабо освещенный автопарк и казалось, что мы близки к цели ,но неожиданно в нашем путешествии возникли очень серьезные осложнения. 
Я шел впереди, за мной гуськом тянулись Олег и Виталик, под моим правым ботинком чавкнуло что-то мокрое. Оттуда здесь грязь?, - подумал я, и на автомате произнес: -Пацаны берите левее, - но было поздно. В темноте раздалась отборнейшая матерная ругань. Я обернулся и на фоне ночного неба увидел силуэт Виталика. Олега не было. Виталик наклонился вниз, я вгляделся в темноту, и увидел его голову – она торчала из канализационного люка, который был переполнен до краев тем, что обычно присутствует в канализации. В нос шибанул неприятный запах, но товарища надо было выручать, мы схватили его за воротник "ДэЭски" и вытянули на поверхность. 
От него воняло, так что находиться в радиусе 5 метров находиться было просто не возможно. Хотелось ржать, но было не до смеха. 
Олег стоял мокрый, весь в дерьме, и на улице был мороз. А чистую сухую одежду поменять можно было в Паневежисе за 4 500 километров от Кировабада. Надо было что то делать. Хорошо, что во время падения Олег успел расставить руки в стороны, а так бы ушел в этот люк с головой. 
- Пошли все таки в автопарк, там наверняка есть вода – предложил я Олегу, и мы двинулись дальше. Наш товарищ непрерывно матерился, но шел за нами, а мы тем временем пытались его приободрить, но сами старались держаться подальше. Вонь, стояла еще та, похоже, что Олег разворошил пласты десятилетней давности. Добравшись до цели, мы распределили обязанности и Виталик начал добывать коньяк, а я занялся организацией гигиенических процедур для Олежки, и очень скоро понял что ничего путного не получается. В автопарке была только холодная вода и та на мойке, а Олег уже продрог, и к тому же его летное обмундирование покрылось корочкой льда. Его трясло и было видно что подвиг генерала Карбышева в его планы ни как не входил! 
Нужно было искать горячую воду и много. Внезапно меня осенила мысль. Вспомнив свои похождения на гауптвахте в Балашмане, я понял где можно найти горячую воду в любое время суток! Это гарнизонная котельная. 
На 2-ом курсе зимой когда я сидел на киче, нас гоняли грузить уголь и мы, после выполнения поставленной нормы, прорывались в душевую, где можно было отогреться...

В общем мы с Виталиком отперли парашютную сумку с коньяком в казарму где нас, точнее коньяк, с нетерпением дожидались, прихватили 4 четыре бутылки коньяка с собой и двинули в кочегарку. 
Олежка во всю занимался стиркой, кочегар выписал ему пару кусков хозяйственного мыла, сухой на нем осталась только куртка от летного комбинезона, все остальное было понятно в чем, вплоть до носок. 
Виталик сбегал в столовую, которая оказалась рядом с котельной, но из закуски, у злых кировабадских официанток, удалось раздобыть только пару луковиц, соль и буханку черного хлеба. Не плохая закуска под коньячок!? 
Одной бутылкой мы отблагодарили кочегара, а три оставшиеся начали приговаривать на топчане возле печки, на которой уже сушилась отстиранная нашим другом летная форма. 
Часа через два мы хорошо поддатые, с высушенным летным обмундированием прибыли в расположение казармы, из которой нас выперли ,по причине присутствия неприятных запахов исходящих от Олежки, причем вперемешку с луком, и мы двинули на аэродром т.к инженерный состав ночевал на самолетах. Поднявшись на борт своего красавца, я обнаружил 2две бочки коньяка…!!!!!!!!!!!! И в хлам пьяный экипаж! Уж где они достали две этих бочки, история умалчивает. Тут же выяснилось, что у нашего борттехника день рождения. Так как подарок найти в это время суток не представлялось возможным, я достал свою перьевую ручку и подарил ее Борису! (правда, через две недели отобрал назад, когда выяснилось что у него в командировке, на каждом аэродроме день рождения!) 
Одним словом праздник продолжался! 
Дня за два до вылета, у моего самолета пропала стремянка, найти ее не смогли, видно какая-то сволочь непорядочная, к себе в гараж уперла! Борт техник в ТЭЧи раздобыл новую, но из за нее дверь постоянно заедала. Кто летал на Илах знает что дверь и так тяжело открывается, а после установки новой лестницы, нужно было прикладывать дополнительные толчковые усилия для ее открытия, что было довольно опасно в связи с высотой расположения двери. 
Пьянка , шла полным ходом, и тут Олежке приспичило по малой нужде выйти на улицу. 
- Осторожно Олежка! Дверь заедает! - успел крикнуть я, когда Олег начал открывать дверь. На что он ответил: – Все нормально! - и ушел головой вниз на бетон рулежной дорожки аэродрома Кировабад. 
С самыми плохими мыслями о сломанной шее нашего товарища, мы подбежали к двери и начали его звать. Олежка отозвался почти сразу, но с дикцией у него были проблемы : 
- Вше нормально шуваки, только жуб выбил! - раздался из темноты голос Олега. 
Минут через пять при помощи фонарика мы нашли зуб Олежки, он был не сломан а выбит с корнем, прополоскали его в коньяке, им же над друг промыл рану и вставили на место. Один мой товарищ так делал в Балашове, и зуб у него прижился, у Олега кстати тоже. Приключений нам было достаточно и, разложив матрацы, мы отключились богатырским сном. 
На утро обнаружилось, что у нашего друга ко всем неприятностям еще и от самого низа до пятой точки разорвана одна штанина комбинезон вместе с кальсонами, причем сама нога не пострадала, ни царапинки! Видно во время падения он за что-то зацепился, что и смягчило удар. 
Олег ходил вокруг самолета и чего-то бубнил с жутко не довольным видом. Я подошел к нему и выяснил, что рано утром по тревоге он надел свой старый грязный комбинезон и двинулся к выходу, но провожавшая его супруга сделала замечание – Олежка ну чего ты как неряха, в грязном комбинезоне ходишь, у тебя же есть новый ты же летчик а не технарь! - и заставила его переодеться. 
- Прилечу, убью Светку - хмуро сказал Олег,,…………………………………………………..

Опубликовано 08.02.06 форум "ОТ ВИНТОВ"

Просмотров: 1220 | Добавил: Djackson | Дата: 18.12.2018

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]